Евро-2012 в стиле Апокалипсиса. Рецензия на книгу

Евро-2012 в стиле Апокалипсиса. Рецензия на книгу

А вы уже подготовились встречать Апокалипсис? Вряд ли найдется много оптимистов, которые в ответ на этот вопрос весело и по-пионерски упорно будут выкрикивать: «Всегда готов!». Можете не отвечать. Неважно: Верите ли вы в пророчество майя о конце света или исповедуете хилиастические идеи, фанатеете от футбола или упорно играете в шахматы, просто прочитайте новую книгу Л. Дереша «Голова Якова».

В этой алхимической комедии переплетено столько интересных вещей, что даже трудно с чего-то конкретного начать. Поэтому начну собственно из главы. Главы Иакова. Чего только в ней не было: вороны, которые поселились в Краковской консерватории, параноидальные мысли о любимой Ирены, которая является то ли призрачным фантомом, то эфемерным результатом деятельности воображения, удивительные аккорды гениальных симфоний и примитивные звуки из рекламных роликов. Но как-то Яков запечатал мысли о музыке пентаграммой. Да, именно пентаграммой — символом пифагорейцев. Главный герой действительно боится десакрализировать музыку, поэтому с особым трепетом юного пифагорейца изучает, стремится познать все ее законы, как науки, и прихоти, как женщины. Даже обложка книги символическая в этом контексте. В центре удивительного символа, который несколько похож на переплетение цифр «6» и «9» изображена нота.

С каждой прочитанной страницей председатель Якова все больше и больше ассоциируется с майянским мячом, которым играли в тлачтли. Возможно, это и есть причина в частых отссылках автора на древнюю культуру народов доколумбовой Америки. Даже одну из героинь книги он так называет — Майя. Совпадение? Именно игра в тлачтли имела религиозный подтекст: победителям предоставлялась большая честь быть принесенными в жертву великим богам. Мяч определял судьбу людей. Голова Якова со своими гениальными музыкальными идеями решила же судьбу своего хозяина: Маэстро становится в определенном смысле жертвой, он должен написать симфонию к Евро-2012 на заказ темных отцов и Большого Богуса.

Так кто такие темные отцы? Трудно понять, беспокоит ли этот вопрос самого Якова, но вот читатель не дает покоя в течение всей книги. Силы Хаоса? Масоны? Рядовые олигархи с толстыми пузами и кошельками? Автор не дает ответа. Известно лишь одно: им нужен Яков, им нужна его голова, потому что им нужна симфония. Но это симфония для открытия Евро? Или симфония для встречи конца света?

Бесспорно, Киев станет началом апокалипсиса, возможно, даже источником. Но вряд причиной этому будет странная симфония, которую заказали темные отцы. Столица еще до Евро стала «Аидом, пораженным парами амнезии». Богус намекает, что все лодки плывут на север, Нил течет на север, в царство забвения. Кажется, царством забвения стал Киев, который не отличается от Аиду и призраков, населяющих его. Убить уже мертвое невозможно. Поэтому автор открыто указывает на то, что апокалипсис начинается с каждого существа. А самое ужасное то, что конец света скрывает свою уродливую сущность в банальных рутинных вещах и действиях. Мы дальше продолжаем есть чипсы, пить кока-колу, чатиться с псевдодрузьями, обмывать кости и «обгладывать» умершего на поминках, потреблять продукты мейнстрим-культуры, дико и жадно доверять, как это делала наивная официантка с этно-кафе Яна, и не замечаем, что апокалипсис грядет. Вот он на пороге. И не нужно даже глобальных природных катаклизмов, достаточно лишить человечество телевидения и Интернета.

Апокалипсис — это метаморфоза-мутант. Меняется все: человеческие души, мысли, отношения. Наверное, видоизменяется даже вкус и функция кофе и сигарет: раньше табак дарил долголетия и мудрость, а сейчас «МОЗ предупреждает …». Дереш не просто переосмысливает и излагает свое видение конца света, он формирует собственную апокалиптическую систему. Для автора предвестником, точнее, одним из признаков апокалипсиса становятся элегантные катафалки и клаксонисты гроба на колесах. Именно в этих материальных коконах мы хороним сами себя, закутываемся в одеяла внешних прелестей, а тем временем паук апокалипсиса выпускает свои жала и высасывает все соки человечности и альтруизма.

К Иакову тоже неотвратимо приближается внутренний апокалипсис. Он продался темным отцам, он должен написать произведение, которое ему противное, он должен изменить музыке — своей единственной родственнице, своей жене, своему божеству, которое даже на похоронах отца было рядом с ним! Парень понимает, что после последней ноты этой симфонии наступит начало его конца, потому оттягивает время, делает все: смотрит американские сериалы, часами бродит по просторам всемирной паутины, но заказ темных отцов не выполняет. Эта настоящий кризис личности и свободы подсказывает, что Любко Дереш обращается к идеям экзистенциализма. Автора интересует драма свободы отдельного человека и всего человечества в целом. Более того, Дереш формирует несколько принципов, которые являются своеобразными сентенциями религиозного экзистенциализма. В частности автор отмечает, что цикличность — основа мироздания, поэтому наш Маэстро совершает благо, «поддерживая непрерывность». С другой стороны метафизика цикличности входит в антагонизм с идеей автора, куб — основа вселенной, совсем не идеальная сфера, а корявый параллелепипед определяющий геометрию мироздания.

Самое важное то, что Любко Дереш не теряет чувства юмора, когда пишет о таких глобальных и серьезных вещах. С нескрываемой иронией он говорит о нездоровом поезде человечества к а-ля философских учений, эзотерических знаний и психонетики.

Но существует ли анти апокалиптический рецепт? Да, волшебный эликсир есть. Сам автор нам подсказывает: «Кто ищет Бога — находит себя, кто ищет себя — находит Бога». Ищите себя или ищите Бога. Так делал Яков. В финальной сцене Маэстро едет на осле, как известный герой библейской истории. Пожалуй, Маэстро все-таки нашел и Бога, и себя.